toki_chan
Название: Нерешительность. Главы 1-4
Автор: Toki-chan
Фэндом: Katekyo Hitman Reborn!
Персонажи: 5YL| Гокудера /Хару, Ямамото/Хару
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Романтика, Ангст, Повседневность
Предупреждения: OOC
Размер: планируется Миди (в том то и дело, что планируется)
Статус: в процессе написания
Описание:
Нерешительность является главной причиной многих проблем, и когда мы набираем в грудь побольше воздуха, чтобы все исправить, становится уже поздно. Ведь действовать нужно было раньше, не выжидая удобного случая: он может и не наступить.
Публикация на других ресурсах:
Запрещено


Глава 1
Росток.


На улице стоял жаркий летний денек. И, как обычно начинается каждая история, ничто не предвещало беды.
Вся компания в очередной раз собралась в доме Савады. Вот уже пять лет прошло, а ничего не изменилось, разве что совсем чуть-чуть. Ламбо все так же поддразнивал и злил И-Пин, Бьянки пела Реборну о своей любви, а Хару и Гокудера цапались, как кошка с собакой. Остальные же смущенно улыбались, особенно Тсуна и Киоко. Ну а как же иначе, ведь они уже два года как встречаются, хотя это все равно уступает отношениям Ханы и Рехея, которые объяснились в любви почти сразу после победы Вонголы над Мельфиоре.
- Эй, глупая женщина, сколько раз повторять, что от этой брокколиобразной коровы одни неприятности! - Кричал Гокудера, указывая на мальчишку, что прятался за девушкой.
- Ха-хи! Да вы сами на себя посмотрите, господин осьминожья башка! И детей не трогайте! Хару не позволит вам причинить им вред! – Не уступала ему Хару.
- Да какой он к черту ребенок! Вон, какой здоровый! Ну, погоди, я тебе еще покажу, тупая корова!
- Ха-хи! Хватит уже сквернословить! Еще угрожать вздумали! Это вы уже взрослый, а ведете себя как… как… как не знаю, кто! Как умалишенный!
Несмотря на такое детское оскорбление, Гокудера разозлился не на шутку, да еще и Ламбо поддел его, прячась за шатенкой и показывая язык. Да кто они вообще такие! Тем более на глазах у всех. Да что там! На глазах у Джудайме эта глупая женщина с дебильной коровой опозорили его. Его! Правую руку десятого босса Вонголы!
Хаято уже направился было к девушке, но ситуацию спас Ямамото своим внезапным воскликом:
- А, смотрите: уже стемнело. Похоже, пора расходиться.
Все посмотрели в окно: и вправду, темнеет уже. Тсуна вышел вслед за Киоко, Рехей и Хана испарились сразу же, Ламбо, краснея, увел за ручку И-Пин, проговорив что-то вроде: «Опасно девочке ходить одной в такую темень».
В комнате остались трое: Ямамото, Гокудера и, как ни странно, Хару. Она нерешительно осматривала обоих: одной идти было страшно, и просить провести, кстати, тоже. Хотя, может, Такеши и не отказал бы, но просить его все равно стыдно. Не хочется быть навязчивой.
Гокудера же был в смутных сомнениях. Он вроде как хотел уйти, но что-то останавливало. Этим чем-то являлась глупая женщина, которая сама до дома нормально не доберется, потому что имеет талант влипать в неприятности. И Гокудера уверял себя, что сейчас он проведет ее только ради Вонголы, ограждая семью от лишних проблем.
Молчание длилось недолго.
- Хару, пойдем, я провожу, - улыбнулся Ямамото и, взяв девушку за руку, направился к выходу. Как только дверь за ними закрылась, Гокудера почувствовал себя полным идиотом. И нафига он стоял тут, думал, как бы выразить то, что он будет сопровождать Миуру до дома не потому, что он сам хочет…
-Блин! – Вслух проговорил Хаято. И вообще, какого черта бейсбольный придурок взял ее за руку? Почему это раздражает еще больше? Гокудера простоял еще с минуту, прежде чем предположил, что что-то здесь совсем нечисто, и ушел.


***

Ямамото вывел Хару из дома, не отпуская ее руки. Удивлению девушки не было предела: ведь и всю дорогу они шли, держась за руки. Хару было холодно, а рука мечника слишком теплая, что под конец она лишь сильнее сжала ее. Молчание царило вокруг, звезды уже сияли вовсю, придавая всему этому некой… Романтичности, что ли…
Наконец-то в поле зрения появился дом семьи Миура. Шатенка посмотрела на парня и проговорила:
- Спасибо, Ямамото-кун, дальше я дойду сама.
Она уже хотела было высвободить руку, но Такеши лишь крепче сжал ее и сделал то, что вконец погрузило девушку в своеобразный транс: прижал ее к себе, обхватив одной рукой за плечи, а другой – за талию.
- Ха-хи, Ямамото-кун… - прошептала девушка, широко распахнув глаза от неожиданности. Сердце забилось, словно сумасшедшее, сама она покраснела.
- Пожалуйста, Хару, постой так совсем чуть-чуть, - ответил парень, лишь крепче прижав хрупкое тело к себе. Его голос звучал серьезно. Слишком серьезно для него, и шатенка уже не могла пошевелиться.
Спустя несколько минут, он отпустил ее. Затем снова легкомысленно улыбнувшись, произнес: «Прости, Хару-чан». Хару же, до сих пор пребывая в неком шоке, лишь слегка кивнула и побрела к дому.
Уже когда она скрылась за дверью, Такеши повернул в сторону своего дома:
- Хару-чан, ты еще такой ребенок…


***


Гокудера, войдя в квартиру, не знал, что делать. Он был в полнейшей растерянности, и сердце как-то сжималось… Только вот, от чего? И лег он с мыслью, что зря решил проследить за бейсбольным придурком и глупой женщиной.

Глава 2.
Неожиданные изменения.



В аудитории царила бы идеальная тишина, если бы не голос ректора. Студенты на скорую руку записывали нужную информацию, не обращая внимания ни на что другое. Что ни говори, а все здесь являлись прилежными.
Гокудера всю ночь не мог сомкнуть глаз и посему чувствовал сильную усталость. Так бы и уснул на втором ряду, но кое-что его напрягало. Очень. Этим кое-чем была глупая женщина, сидевшая впереди. Хотя, слово «глупая» еще слишком мягко сказано.
Ну, какая девушка выберет технический университет, да еще и «автоматическое управление»? Не могла в швеи пойти? У нее, кстати, это хорошо получалось, да вот жаль, что только это. В их университете особей женского пола по пальцам одной руки пересчитать можно было, а тут еще такой факультет… Совсем непопулярный у женщин. Хотя, это же Миура! У нее не все дома! Так и ищет приключений на свою больную голову! И как он ее здесь третий год терпит!
А злило то, что она здесь единственная девушка, и, естественно, все слюни глотали по ней, хотя… Довольно не все. Многих испугали ее тараканы. И почему это должно злить? Почему вообще эта ненавистная женщина учится с ним?
Ну, слава богу, Ямамото здесь нет…
Гокудера встрепетнулся. Какого черта вспомнил о бейсбольном придурке? Посмотрев на Хару, он почувствовал смущение вперемешку с раздражением. В голове всплыла вчерашняя картина. Захотелось блевануть на месте. Он отвернулся в бок и попытался уснуть. Правда, вот, удалось ему это не сразу. А виной тому глупая женщина.


***

Последняя пара закончилась и все начали расходиться.
Весь урок Хару была сама не своя. Вчерашний день, а особенно поздний вечер, никак не желал выходить из головы. Просто взял и прочно засел внутри, прицепился к мыслям, словно клещ.
Миура не слушала ни одну лекцию сегодня, и это было в первый раз. Она не могла объяснить себе поступок Ямамото. Вспомнив, что ей с ним нужно было кое-куда зайти, девушка невольно покраснела.
Уже собирая принадлежности, она заметила, что осталась одна в пустой аудитории, но внезапно, услышав тихое чье-то сопение, резко обернулась и обнаружила спящего Гокудеру сзади. В голове появилась мысль, что во сне он довольно милый. Удивленно на это вскрикнув: «Ха-хи», Хару замерла: Хаято зашевелился.
- Гокудера-кун, вставайте уже, все ушли, - она толкнула его в бок и направилась к двери.
- Не тревожь меня хотя бы сейчас, глупая женщина, - сонно проговорил он, все-таки приподнявшись.
- Ха-хи! Да вы прямо как Спящая… - на ум приходило: «Красавица», но говорить такое совсем не хотелось, - Спящая… Уродина, вот вы кто! – И девушка быстро скрылась за дверью. Ругаться с Гокудерой она не хотела, да и некогда было. Тем более, что стоило бы еще зайти в уборную по пути.



***


- А? Уродина? Я? И уродина? Ну, Хару, ну погоди, - Гокудера был зол, как никогда и обещал себе, что придушит эту женщину голыми руками, как только встретит. Но обо всем этом он забыл сразу же, как вышел из здания: у ворот стоял Ямамото. Быстрым шагом направившись к нему, парень спросил:
- Что здесь делаешь, бейсбольный придурок? Твои пары, кажется, уже закончились.
Ямамото уже давно перестал реагировать на подобные словосочетания. «Бейсбольный придурок» уже стал обычным явлением и даже показателем того, что с Хранителем Урагана все хорошо.
- Ага, я просто Хару-чан жду, а, кстати, вот и она, - беззаботно улыбнулся он, указав на приближающуюся девушку, - Хару-чан, идем, не то опоздаем.
Миура, довольная, подошла к мечнику, не обратив никакого внимания на Гокудеру, которому все это уже не нравилось. Мало того, что вчера они обнимались, так сегодня еще куда-то намылились? И вообще, когда они успели?
- О, Ямамото-кун, долго ждал? – поинтересовалась Хару.
- Да нет. Ну, пойдем, - произнес Такеши, и они уже собирались уходить, оставив ошарашенного Хаято одного. Напоследок Ямамото крикнул Гокудере: «Скажи, пожалуйста, остальным, что мы с Хару-чан сегодня опоздаем».


***

В доме Савады царили гармония и веселье. Бьянки красила ногти в фиолетовый, Реборн спал. Тсуна с Кеко ворковали в одном углу, Хана и Рехей – в другом. Было странным, что Ламбо не доставал И-Пин, наоборот, они о чем-то тихо разговаривали, держась за руки, и всем стало ясно: молодой Бовино наконец-таки признался. Посмотрев на последних и додумав, что ключевое для них событие произошло вчера, Гокудере стало не по себе. То, что бейсбольный придурок и глупая женщина где-то шляются, волновало его еще больше, чем вчерашние обнимашки. Там он хотя бы видел это. Сейчас же – нет. И неизвестно, чем они занимаются. Не дай бог, целуются в кустах, хотя вероятность этого была слишком маленькой: Хару ведь «воспитанная».
Бьянки изредка поглядывала на братца, чем-то озабоченного, и, кажется, уже догадалась о многом. Отсутствие Такеши и Миуры дополняло мозаику.
Внезапно дверь открылась, и виновники тревог взрывника объявились. Счастливые и сияющие. По их многозначительным лицам можно было предположить многое, и богатый фантазией Гокудера в мыслях окончательно все усложнил.
- Это… - Начала Миура, затем, посмотрев на мечника, продолжила, - Мы с Ямамото-куном с этого дня не всегда сможем приходить.
Наступила идеальная тишина. Реборн все так же безмятежно спал. Бьянки незаметно ухмыльнулась. У Гокудеры округлились глаза, живот скрутило, сердце будто бы сжали в руках. Неужели, худшие опасения подтвердились?
- А в чем дело? – Неуверенно спросил Тсуна.
- А дело в том, - бодро ответил Ямамото, - что мы с Хару теперь идем на подработку в кофейне после занятий.
Гокудера облегченно выдохнул, незаметно для всех, конечно же, и поднялся с места:
- А как называется? – насмешливым тоном поинтересовался он.
- Не скажем, - твердо проговорила Хару, подойдя к двери, - а то еще вы, Гокудера-кун, придете и будете все портить. Ну, пока всем, я уже пойду домой, наверное. Завтра тяжелый день.
Вслед за Миурой вышел и мечник, кивая: «Ага-ага».
Хранителю Урагана хотелось расчленить его на мелкие кусочки и разбросать их по миру, чтобы никто и никогда не нашел. Как только дверь за ними закрылась, Бьянки, придвинувшись к Хаято, ухмыльнулась: «Эх, глупый ты, он ее уведет, а ты и не заметишь».


***

На следующий день Гокудера обошел все кофейни города.



Глава 3.
Неужели заметно?


– Ха-хи? Гокудера-кун, а вы что здесь делаете? – Хару очень удивилась, когда, войдя в кофейню, увидела подрывника в форме, стоящего за прилавком. Сердце чуть не остановилось от мысли, что она просто сходит с ума, ведь это невозможно.
– Чего стоишь, как вкопанная? Не видно, что ли? Работаю, – ухмыльнувшись, ответил он. О да, а эффект произведен нужный. Теперь бы еще увидеть изумленную морду бейсбольного придурка…
– Хару-чан, прости, немного опоздал. А? Почему стоишь? – поинтересовался вошедший мечник и посмотрел вперед. Да уж, Ураган в фартуке с недовольной миной выглядел довольно смешно. Добавить бы косынку, и вообще идеально будет.
– Ва-ха-ха, Гокудера, – рассмеялся Ямамото, схватившись за живот, – ты что это тут… Ва-ха-ха… Делаешь?
– Заткнись и перестань ржать, – бросил Хаято и сделал вид, будто не обращает внимания. Внутри же он почувствовал некое разочарование. Похоже, на этом бейсбольном придурке вообще никакие законы логики не сказываются. Что же поделать, природа явно на нем отдохнула.


***


– Это… Гокудера-кун, почему вы здесь? – Робко спросила Хару, когда Ямамото ушел протирать столы. Это и вправду удивило девушку: состоятельный ведь, гордый такой всегда, и в таком заведении… Странно как-то.
– Из-за одной женщины, - буркнул он и ушел, оставив озадаченную девушку наедине с мыслями. Что могли значить его слова? Какой женщины? Кроме них троих здесь работали ученик старшей школы, Нагато-кун, девушка, моложе Хару на три года, Ай-чан, и менеджер, Рейка-сан. По-видимому, Гокудера сказал: «женщина», поэтому… Не может быть… Это Рейка-сан?
Миура, пребывая в состоянии шока, прикрыла рот ладошкой.
– Чего застыла? Дай пройти, – послышался голос сзади. Девушка обернулась и сожалеющее посмотрела на подрывника:
– Гокудера-кун, не сдавайтесь, – а на глазах блестят слезы восхищения. А как же, этот человек, несмотря на возрастную пропасть и трудности, решил остаться с любимым человеком! Она подошла к нему, взяв его руки в свои, прошептала: «Я буду молиться за вас», и ушла к посетителям.
Хаято еще долго думал над всем этим. Что за спектакль? Что она себе нафантазировала? Что уж говорить, а от Хару можно было всего ожидать. Абсолютно.


***

Прошло несколько недель, а ничего не менялось.
Приближалась осень.
Листья желтели, но не спешили падать. Дождей не было, но это пока. Резко похолодало, и все уже ходили в куртках да ботинках.
В помещениях отопление, слава богу, было, и посетителей было больше в эти дни: всем хотелось погреться за чашкой горячего кофе.
Гокудера был счастлив. Очень. Бейсбольный придурок заболел, а значит, пора действовать, пока Хару не влюбилась в мечника. Каждый день Ямамото ее провожал, и каждый день Хаято, как сталкер, следил за ними: чтобы ничего не натворили. А ревность, кстати, штука коварная. И даже слишком.
Подрывник все еще не понимал своих чувств. Просто хотелось быть всегда рядом с этой солнечной женщиной, чувствовать ее тепло, поддразнивать, обижать, а потом утешать. Хотелось быть властным над ней.
Как-то раз Бьянки сказала что-то, вроде: «Гокудера, ты до сих пор такой ребенок», и это правда. Он очень хотел, чтобы эта глупая женщина принадлежала ему, не осознавая, зачем это ему нужно.
На сегодня обещали дождь, поэтому Хаято взял с собой зонт, и не промахнулся: тот действительно начался к вечеру.


***

По окончании смены, Гокудера заметил, что Хару все еще стоит у дверей, переминаясь с ноги на ногу.
– Ты чего стоишь? Иди уже, - злобно прошипел он.
Девушка была похожа на маленького брошенного зайчика. И смотрела так жалобно, что до ужаса захотелось обнять. Подрывник потянулся к сигарете, но вовремя вспомнил, что в заведении курить запрещено.
– Это… Гокудера-кун, - едва слышно прошептала Миура и затараторила, – я зонт… забыла… А на улице дождь, и… Я не думала, что он будет… Но…
– Пойдем, идиотка, что ж с тобой поделать, – проговорил подрывник и, схватив девушку за локоть, вышел из кофейни.


***

Они шли довольно долго. Под одним зонтом. Каждый думая о своем. Хару, на удивление, шла молча. Гокудера одной рукой держал рукоять, а другой покуривал. Миура морщилась, но ничего не сказала. Вероятно, виной всему чувство благодарности.
– Это… Гокудера-кун, я все знаю, - Хару убавила шаг, когда они подходили к ее дому. Хаято остановился, ужаснувшись. Неужели она догадалась о его чувствах? Неужели она его отошьет? Неужели бейсбольный придурок лучше? Внутри все сжалось в ожидании, сердце забилось сильнее. Миура подошла ближе:
– Я знаю, что тебе нравится Рейка-сан, и сделаю все возможное, чтобы тебе помочь, - серьезно выпалила она.
Гокудера лишь рассмеялся. Хару же немного обиделась и, по привычке, надула губы.
Все бы ничего, но расстояние между ними было слишком маленькое, чтобы Хаято мог держать себя в руках. Посмотрев на девушку, он никак не мог оторвать взгляда от ее губ. Таких пухлых и, возможно, мягких.
И уже плевать на дождь.
Резко схватив Миуру за запястье, потянул на себя. Секунда, и зонт валяется на земле, а его руки сжимают в руках хрупкое тельце, его губы накрыли ее, и он чувствует их мягкость и теплоту.
Гокудера хочет большего. Он одной рукой прижимает ее за талию, а другой зарывается в короткие волосы. Языком проникает в рот, и Хару даже не сопротивляется. Он целует ее жарко, пылко, как могут только итальянцы, а она отвечает, сама того не осознавая, тянется к нему.
Не любит пока что, а сердце бьется, как бешенное.
И дождь все идет, даже не являясь преградой.


Глава 4.
Что же теперь будет?



Поцелуй все еще продолжался, когда Хару пришла в себя. Было приятно, и от этого жутко страшно. Как это могло произойти? Как она будет смотреть ему в глаза? И не только ему… Как будет смотреть в глаза Ямамото? Дура, знала ведь о чувствах мечника…
– Прекрати, - прошипела она сквозь поцелуй, попытавшись оттолкнуть парня. И у нее получилось.
Отстранившись от девушки, Гокудера никак не мог поднять взгляда на нее. Было ужасно стыдно. Что же она сделает теперь? Как быть? А если она больше не захочет видеть его? Но ведь… она отвечала на поцелуй, разве нет?
– Прости, – прошептал он, все смотря на зонт, который валялся в луже грязи, – но ты мне нравишься.
Он решился. Сказал то, чего не мог сказать давно. И теперь каждая фибра души сгорала в нетерпении…
Вот только теперь подрывник почувствовал тяжелые холодные капли дождя, почувствовал, как насквозь промокшая одежда тянула вниз, что хотелось упасть и полежать на земле. А еще хотелось провалиться сквозь землю.
– Я сделаю вид, что ничего не было, – проговорила Миура и ушла.
А Гокудера стоял. И казалось, что сердце вырвали и растоптали. И почему-то ощущение того, что Бьянки была права, назвав его ребенком, никак не хотело покидать.



***


Ямамото пришел на следующий день. И вроде бы ничего не изменилось, но что-то было не так между Хранителем Урагана и Хару. Парень не мог сказать точно, но что-то определенно было не в порядке. Что ни говори, а с интуиция у Такеши отменная.


***

Хару никак не могла забыть вчерашнее. Слишком многое изменилось, слишком многое произошло. Причем, слишком быстро. От этих двух голова шла кругом, и одного не выберешь окончательно, ведь второму будет больно. Нужно просто держаться от них подальше. Радовало то, что сегодня девушка и зонтик вроде взяла, и в библиотеку собиралась после подработки. Так что все будет хорошо, пока они на расстоянии.


***

Как только смена закончилась, мечник направился было к шатенке, но та быстро убежала. И интуиция подсказала Такеши, что что-то обязательно случится. Что-то нехорошее. Не сегодня, так завтра.

***

Гокудера злился на всех и вся. Шел по улице и метал молнии в разные стороны, что даже прохожие обходили стороной. Глупая женщина! «Глупая, глупая, глупая, …» - повторял он про себя, как мантру.
Любимая отшила, на подработке задержали на полчаса. Как же раздражает! Ради чего, точнее, кого, собственно, он вообще туда пошел?
Уже темнело.
Он проходил около городской библиотеки, когда, обернувшись, заметил знакомый силуэт. И взбесился. Сильно. «Его» женщина выходила с каким-то блондином и улыбалась слишком мило. От этого захотелось проехаться кулаком по морде этого счастливчика, чтобы он вообще больше никогда не смог улыбаться. Но все-таки прошел мимо. Будь что будет. Пусть развлекается, с кем хочет.
Хаято ушел. И зря.


***

Хару вошла в библиотеку и принялась искать информацию для доклада. Дальше все произошло, как в каком-то мексиканском сериале: нужная книга оказалась слишком высоко, а когда она попыталась достать, то чья-то рука сзади уже схватила ее.
– Вы эту книгу хотели достать? – Спросил мягкий мужской голос. Миура обернулась: перед ней стоял парень, высокого роста и весьма спортивного телосложения, в джинсах и расстегнутой легкой куртке. Блондин держал книгу в руках и мило улыбался. Голубые глаза отлично сочетались со светлыми волосами. «Как будто и не японец вовсе», – пронеслось в голове.
– Угу, спасибо, – улыбнулась Хару в ответ и забрала энциклопедию из рук парня.
– Сатоши Дзюн, – галантно поклонился он.
– Миура Хару, – буркнула девушка и направилась к столу библиотекаря.
Уже у выхода ее окликнули.
– Миура-сан, уже темно, может, мне вас проводить? – Блондин приближался к ней.
Шатенка, подумав, что хуже уже не будет, согласилась.

***

Они шутили всю дорогу. Сатоши оказался веселым парнем. «А почему бы не попробовать с ним?», – подумала девушка и даже не заметила, как они повернули не туда. Совсем не туда.
И лишь поздней ночью на телефон Гокудеры пришло СМС: « Ждем тебя в *****. Поторопись, а не то твоя ***** пострадает».

@темы: фанфики